Печать


«ДИКОРОСЫ: ВАЖНЫЙ ИСТОЧНИК ДОХОДА ДЛЯ СИБИРИ»

07 сентября 2017

№ 35(1069), 06.09.2017 г.

 


Андрей Жуков,
председатель Исполнительного комитета
Межрегиональной ассоциации
«Сибирское соглашение»:

«Заготовка дикоросов должна быть поставлена на проектную основу.
Необходимо разработать типовые бизнес-планы для каждого региона,
каждого муниципального образования».

 

В Западной Сибири богатейшие запасы дикоросов. Как разумно использовать эти дары природы?  В этом плане интересен опыт томичей, не первый год развивающих это направление экономики. В Томской области работает 280 стационарных и мобильных заготовительных пунктов, которые закупают у населения дикоросы. Ежегодно заготавливается до десяти тонн кедрового ореха, ягод, грибов. Это стало одним из источников дохода населения и региона в целом. И даже — в конвертируемой валюте.  Например, лисички продаются во Францию и Испанию, белый гриб — в Италию 

Несколько лет назад на Координационном совете по торговле и потребительскому рынку Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» было принято решение о необходимости создания региональных программ по развитию заготовки и переработке дикоросов на территории Сибирского федерального округа. Действуют ли они сегодня в Новосибирской области, других регионах СФО? Что мешает развитию этого направления? На эти и другие вопросы отвечает заместитель председателя Исполнительного комитета МА «Сибирское соглашение» Владимир Аксенов.

 — Владимир Николаевич, на долю Сибирского федерального округа приходится 10—12 процентов покрытой лесом площади земного шара. В среднем на одного жителя Сибири получается 12,8 га лесопокрытой площади, а в целом по России — 5 га. Как вы оцениваете ресурсный потенциал заготовки дикоросов в Сибири —  экологически чистого сырья?

 — Западносибирский регион относится к числу наиболее перспективных районов с точки зрения использования всех видов лесорастительного комплекса. Если говорить о нынешней ситуации, то во всем мире сибирские леса, тайга оцениваются как самый важный источник экологически чистого сырья, идеального чистого воздуха, идеальной экологически чистой воды. И эти объемы ресурсов уникальны не только по своему количеству, но и по качеству. Например, амазонские леса по площади тоже основательны, но по своему качеству несравнимы с нашей древесиной. А если говорить о дикоросах —  пищевых лесных ресурсах, —  то в тропических лесах их значительно меньше, чем у нас.

В этом плане сибирские леса абсолютно уникальны. Важно учитывать, что Европейская часть России — Карелия, Вологодская, юг Архангельской, Кировская области и другие регионы — достаточно плотно заселены, там проживает гораздо больше населения. Если на всей огромной территории от Урала до Тихого океана, в трех федеральных округах — Уральском, Сибирском и Дальневосточном —  проживает порядка 30 миллионов человек, то на европейской части —  более 100 миллионов человек. Так что наши возможности несопоставимы в плане освоения ресурсного потенциала.  Но в европейской части исторически сложилась достаточно мощная пищевая промышленность по переработке дикорастущего сырья. Поэтому неудивительно, что пока мы отстаем. Но если говорить о наших регионах, то в Томской области за 2016 год поступило 1,6 миллиарда рублей от заготовки и переработки дикоросов.  Поэтому та программа, которая отрабатывается в Томской области уже несколько лет, была рекомендована «Сибирским соглашением» к распространению в других регионах СФО.

Эта программа начала работать еще в то время, когда губернатором Томской области был Виктор Мельхиорович Кресс.  19 марта 2014 года в Томске состоялось заседание совета Сибирского федерального округа и Координационного совета МАСС, на котором был обсужден вопрос о возобновляемых лесных ресурсах. Докладчиком выступил и. о. губернатора Томской области Сергей Анатольевич Жвачкин. И на этом заседании было принято развернутое решение, которое определило, как должна развиваться отрасль дикоросов, возобновляемых лесных ресурсов в Сибири на ближайшую перспективу.  А опыт томичей был обозначен как пилотный проект. Их бизнес-модель объединила все заинтересованные стороны — государство, бизнес и население.

 —  Стоимость ежегодно заготавливаемой в стране дикорастущей продукции с учетом потребления на личные нужды населения составляет 20 миллиардов рублей. Более полное освоение ресурсов позволит говорить о заготовках не только как о продукции побочного лесопользования, но и как о статье национального дохода, источнике поступления конвертируемой валюты. На чем базируется бизнес-модель томичей?

 — Она основана на трех главных элементах. Первое — комплексный характер использования даров природы. Это объясняется тем, что каждый год бывает разный урожай различных видов дикоросов. Например, урожайность кедрового ореха, как   доказали ученые, определяет   семилетний цикл, в котором два года хорошие, три — так себе, а два — очень плохие.  Урожаи грибов, клюквы, черники, брусники также имеют свои особенности.  И комплексность использования разных видов дикоросов позволяет иметь относительно постоянный доход.

Второй элемент —  использование различных видов переработки сырья. Но речь идет именно о глубокой переработке с высокой добавленной стоимостью. Например, кедровый орех имеет особую ценность даже не в самом ядре, а в продуктах переработки, полученных из него. Это —  кедровое масло, экстракты, грильяж. Они могут использоваться в косметике, лекарственных препаратах и т. д. Это же можно сказать и о других дикоросах. Глубокая переработка позволяет существенно повысить доход.

Третий элемент — максимальное вовлечение населения на непостоянной основе в трудовую деятельность. Заготовка орехов, охота, рыбалка —  все это имеет ограничения во времени. Заготовительный сезон длится, как правило, недолго.  И эта   бизнес-модель позволяет создать «подушку безопасности» для человека, который может направить свои усилия на разные виды деятельности и получить доход, влияющий на его благосостояние. Здесь мы учитываем и тот фактор, что в сельских поселениях нет банкоматов, значит, людям нужно платить наличными.

 Эти моменты и послужили основой для разработки кластера, подразумевающего три направления: комплексность, сезонность, самозанятость населения.

 — Владимир Николаевич, когда будет распространена эта бизнес-модель на Новосибирскую область, другие регионы Сибири?

 — Правительством Российской Федерации уже утверждена модель этого кластера, выделены средства. И сейчас стоит задача, чтобы распространить эту модель на все регионы СФО. Три года ее отрабатывали.  Сейчас модель готова. С 5 по 7 сентября в Красноярске   рамках Международного форума «ЭКСПОДРЕВ-2017» мы будем проводить презентацию этой модели и тиражировать ее. Пока таких программ нет ни в Новосибирской области, ни в других регионах. В Красноярском крае, Республике Алтай есть лишь отдельные элементы по разным видам заготовки дикоросов. И «Сибирское соглашение» рекомендует разработать такие программы в каждом регионе СФО. 

— Какие проблемы, на ваш взгляд, тормозят развитие заготовки дикоросов?

 — Самая острая проблема — законодательная. Дело в том, что в соответствии с действующим Лесным кодексом РФ вся деятельность в лесу осуществляется на основе аренды участков лесного фонда. Сроки аренды бывают разные —  до 49 лет.  Когда участок леса взят в аренду, там можно делать что угодно —заготавливать грибы, орехи, ягоды. Но суть проблемы в том, что, взяв участок леса в аренду, арендатор оказывается незащищен: любой человек может зайти на этот участок и собирать ягоды, грибы, орехи на собственные нужды. А объем собственных нужд законодательно не определен. Такая же картина и по эксплуатации водоемов. Предприниматель запустил в озеро мальков, вырастил их, а люди пришли и выловили.

Мы уже несколько лет пытаемся добиться корректировки этого законодательства, чтобы заготовка дикоросов разрешалась не только на условиях аренды, но и на основании договоров, заключенных с местными жителями. Чтобы они могли работать по упрощенной схеме, чтобы любой селянин мог оформить себя индивидуальным предпринимателем. 4 апреля 2016 года в Государственной думе Федерального собрания РФ прошли парламентские слушания. Мы по этой теме там выступали. И, как говорится, лед тронулся: было принято решение разработать закон об этой сфере деятельности.

10 октября 2017 года в Совете Федерации Федерального собрания РФ пройдет круглый стол, на котором выступит и наш руководитель, председатель Исполнительного комитета МА «Сибирское соглашение» Андрей Викторович Жуков, а также представители регионов. То есть, мы подходим к тому, чтобы завершить цикл подготовки этого законопроекта.

Вторая проблема —  общая для всей экономики: создание базовых перерабатывающих предприятий. То есть, технологическая проблема. Сейчас во всем мире требования к качеству продукции очень высокие.   И здесь технологии выходят на первый план. Поэтому нужны хорошие проекты по строительству предприятий по переработке сырья, квалифицированные кадры для них.

А третья проблема — это формирование системы работы, ориентированной на сельскую «глубинку». Раньше потребительская кооперация была отраслью, которая снизу доверху пронизывала Советский Союз, все республики. Внизу были заготконторы, потом шли районные потребительские общества, потом —  областные потребсоюзы, и вверху был Центросоюз. Сейчас эта система порушена, а она позволяла вовлекать каждого человека в заготовки сельхозпродукции, в том числе — и дикоросов.

 — Кластерный подход, современная бизнес-модель, вероятно, позволят более активно вовлекать в заготовку дикоросов, их переработку и потребительскую кооперацию, что послужит ее развитию?

 — Проблема восстановления этой отрасли очень серьезна. В целях стимулирования развития потребительской кооперации подписано соглашение между Центросоюзом РФ и МА «Сибирское соглашение», которое предполагает объединение усилий по продвижению инициатив участников потребкооперации на региональном и федеральном уровнях, привлечению инвестиций, формированию центров роста в данной сфере.

И четвертая проблема —  экологическая. Возникает вопрос, сколько можно изъять из природы ее ресурсов —  грибов, ягод, орехов, не нарушая экосистему, не вредя ее восстановлению? Для этого важно, чтобы были полноценные лесоустроительные работы. В советское время это были гигантские институты по лесоустройству. Сейчас, к сожалению, и денег на это мало выделяется, и кадры уже растеряны. Во многих регионах Сибири последние датировки лесоустроительных работ были сделаны 30 лет назад.

Сегодня чрезвычайно острой является проблема охраны лесов от пожаров. Это огромное зло, наносящее большой ущерб. Надо вернуться к принципу, чтобы все объемы и виды деятельности в лесу контролировала лесная охрана. Сейчас ее, по сути, нет. Есть Агентство лесного хозяйства, но этого мало.

Не используется у нас и такая форма восстановления природных ресурсов, как плантационное возделывание дикоросов. Во Франции, Финляндии этому уделяется самое серьезное внимание. Там на плантациях выращивают клюкву, бруснику, другие ягоды, что позволяет не истощать природные ресурсы.

Конечно, сегодня в каждом регионе СФО есть свои наработки в этой сфере. Например, в Новосибирской области идет работа по заготовке и переработке рачка артемия. Природные ресурсы нашего региона позволяют вести заготовку березового сока. В Алтайском крае известная в стране фирма «Эвалар» выпускает различные БАДы на основе алтайских трав. В Томской области достигли успехов в заготовке грибов — в среднем сельские жители зарабатывают на них за сезон по 50—70 тысяч рублей.  Для «глубинки» это немалые деньги. Причем государство не тратит на это ни копейки. Поэтому сегодня важно аккумулировать лучший передовой опыт регионов Сибири и рекомендовать его к широкому использованию.

 

Владимир Аксенов 
заместитель председателя Исполнительного комитета 
МА «Сибирское соглашение» 

Источник: Честное слово online

Александра  ПОПОВА,
«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»
фото Сергей Завражных

 

Честное слово